Русско-шведская война 1788-1790 годов

Просчёты шведского короля

Шведский король пытается взять реванш за Северную войну, но Екатерина II ставит фантазёра на место.

В 1788 году Россия, как считали в Европе, погрязла в затяжной войне с Турцией.

Этим благоприятным обстоятельством решил воспользоваться шведский король Густав III. Он ставил перед собой амбициозную задачу — вернуть Швеции земли, утраченные по Ништадтскому миру 1721 года. Но для того, чтобы осуществить свой замысел, шведскому королю пришлось применить военную хитрость.

Как обойти конституцию?

Дело в том, что по шведской конституции королю было дано право вести исключительно оборонительную войну и запрещалось выступать нападающей стороной.

Густав III придумал самое простое средство для преодоления этого препятствия: он велел переодеть своих солдат в русскую форму и отправить их в Финляндию, на русскую границу. Там «липовые» русские солдаты принялись безнаказанно бесчинствовать: грабить население, сжигать деревни, уводить скот и т. д. Благодаря этой провокации король получил право объявить России войну, поскольку Швеция будто бы оказалась жертвой русской агрессии.

Но в итоге эта хитрость не принесла удачи Швеции. Избрав лето 1788 года для нападения на Россию, Густав допустил крупные просчеты.

Один из них состоял в том, что он объявил войну до отправки русского флота в Средиземное море. А такие планы у Екатерины II одно время были — она хотела повторить успех средиземноморской экспедиции 1769-1774 годов, которая, как известно, принесла России блестящие победы. Но нетерпеливый Густав все испортил.

Если бы он выждал и объявил войну России после отбытия эскадры, то Кронштадт, Петербург и юг Балтики оказались бы беззащитными перед сильным шведским флотом.

Россия в кольце врагов

В своей военной авантюре шведский король рассчитывал на финансовую и военную помощь Англии и Пруссии, которые не скупились на обещания поддержать Швецию в войне против «северного монстра».

Но Густав III не мог предвидеть революционного взрыва во Франции, вынудившего прусского короля Фридриха-Вильгельма II отказаться от нападения на Россию. Пруссии пришлось думать о сохранении собственных владений, а не о каких-то операциях в Прибалтике. Кроме того, Густав не учел дипломатических талантов русского посла в Лондоне Семена Воронцова.

Русский посол, в тонкости постигший расстановку политических сил в Англии, умело использовал антивоенные настроения части парламентариев и заинтересованного в торговле с Россией английского купечества. Он сумел парализовать агрессивные намерения английского премьер-министра Уильяма Питта.

Тому удалось лишь запретить русским кораблям заходить в английские порты, продавать экипажам русским кораблей продовольствие и, наконец, наниматься английским матросам на русскую службу. Но объявлять войну России парламент категорически отказался.

Екатерина была в восторге от талантов Воронцова. Высокую оценку деятельности своего представителя в Лондоне Екатерина II подкрепила увеличением ему жалованья на шесть тысяч рублей в год.

«Ряженые» не спасли шведского короля

Наконец, Густав III не учитывал характер Екатерины, ее стойкость и волю к сопротивлению. Он полагал, что «слабая женщина», до слуха которой донесутся первые артиллерийские залпы шведских кораблей, незамедлительно запросит мира. Но король ошибся — императрица оказалась очень стойкой дамой, не терявшейся в сложной обстановке.

Густав III намеревался извлечь из своей инсценировки еще одну выгоду: Россия находилась в союзе с Данией, обязавшейся вступить в войну на стороне России, если та подвергнется нападению третьей державы. Поскольку инсценировка давала повод считать нападавшей стороной Россию, то — как рассчитывал Густав III, она лишится военной помощи Дании.

Этот расчет короля также провалился. В сентябре 1788 года Дания объявила войну Швеции.

В общем, с Россией шведскому королю пришлось воевать в одиночку. В июне 1788 года, после того, как засланные «ряженые» русские солдаты достаточно побесчинствовали в Финляндии, шведы осадили крепости Нейшлот и Фридрихсгам. 1 июля 1788 года Густав III объявил «оборонительную» войну России.

Эмигрант-француз губит русский флот

Боевые действия на Балтике длились два года. В основном война шла на море — между русским и шведскими флотами.

Русские моряки постепенно одолевали шведов, и на горизонте уже маячил победоносный мир, когда нелепая случайность опрокинула все планы Екатерины.

В июне 1790 года французский наемник принц Шарль Нассау-Зиген, которому было поручено руководство балтийским галерным флотом, с треском проиграл сражение при Роченсальме. Русский гребной флот на Балтике был почти полностью уничтожен.

После этой неудачи России пришлось отказаться от каких-либо территориальных приобретений. В августе 1790 года был заключен Верельский мир, завершивший Русско-шведскую войну 1788-1790 годов.

Согласно этому миру, подтверждались границы, существовавшие накануне войны. Россия ничего не приобрела, но и Швеция не получила ни пяди российской земли. Планы короля Густава III на реванш потерпели полный крах.

Предыдущая запись Брусиловский прорыв
Следующая запись Суворов под Измаилом

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика