Забытая героиня Первой мировой войны

История «русской Жанны Д’Арк»

Имя сестры милосердия Риммы Ивановой занимает особое место в военной истории России. Что не удивительно — ведь она была единственной в России женщиной, награждённой военным орденом Святого Георгия за боевые подвиги.

Путями Надежды Дуровой

Римма Михайловна Иванова родилась 15 июня (по старому стилю) 1894 года в городе Ставрополе в семье казначея духовной консистории.

Свой первый подвиг Римма Иванова совершила еще будучи ученицей ставропольской Ольгинской женской гимназии.

«Во время прогулки группы гимназистов в Архиерейском лесу по берегу пруда один юноша поскользнулся на мостках, — вспоминал очевидец. — Плавать он не умел и сразу начал тонуть. Римма не раздумывая бросилась в воду и спасла утопающего. Она еще не знала о том, что это далеко не последний человек, которого она спасет…».

В 1913 году Римма окончила гимназию и стала работать учительницей в земской школе села Петровское (в Ставропольской губернии).

У училища не было даже своего помещения, что не помешало Римме сделать своих учеников лучшими во всей губернии.

Когда 20 июля 1914 года началась мобилизация, Римме исполнилось 20 лет и она, вдохновленная примером легендарной «кавалерист-девицы» Надежды Дуровой, собралась на фронт. Родители не пустили, но сами же и подсказали выход — записаться на краткосрочные курсы сестер милосердия.

7 сентября 1914 года Римма Иванова направляется к первому месту своей службы — в ставропольский епархиальный госпиталь №2.

Первоначально раненых было немного. В ожидании боевых действий со вступившей в войну Турцией ставропольские лазареты держали в резерве. Поток раненых хлынул 18 октября 1914 года. Многие выздоровевшие бойцы благодарили «сестрицу» за заботу и слали ей теплые письма. Однако детская мечта стать солдатом все манила девушку на фронт. В январе 1915 года Римма Иванова ушла добровольцем на фронт.

Девушку уберег ангел-хранитель?

Ее жизнь на передовой началась под мужским именем. Иван Михайлович Иванов — так себя называла Римма — был принят санитаром в 83‑й пехотный Самурский полк. Вскоре тайна Риммы раскрылась, и она продолжила работать уже под своим именем.

Самоотверженная хрупкая девушка бесстрашно спасала раненых прямо на линии огня, она всегда появлялась там, где ждали ее помощи. Родители в письмах наставали, чтобы их «Риммочка» вернулась, ведь и так на фронте служит ее старший брат Владимир, но просьбы родителей не принесли результатов.

«Вы должны радоваться, если любите меня, что мне удалось устроиться и работать там, где я хотела, — писала им в ответ Римма. — Но ведь не для шутки это я сделала и не для собственного удовольствия, а для того, чтобы помочь. Да дайте же мне быть истинной сестрой милосердия. Дайте мне делать то, что хорошо и что нужно делать».

Во время тяжелейших боев на Карпатах Римма получила свою первую награду — Георгиевскую медаль 4‑й степени — когда вынесла с поля боя раненого прапорщика Гаврилова.

Второй медалью санитарку наградили за спасение прапорщика Соколова и восстановление поврежденной линии связи. Фронтовики с трепетом и уважением относились к Римме, в одном из писем она с гордостью написала:

«На меня не смотрят здесь как на женщину, а видят сестру милосердия, заслуживающую большого уважения».

Об «удивительно нежной, самоотверженной, смелой до безумия» девушке писала тогда русская пресса.

Военный корреспондент в 1915 году описал подвиг Риммы Ивановой у перегона Стражок, у железнодорожного моста через Вислу, когда она под вражескими пулями спасла раненых.

Как признавалась сама Римма, в том страшном бою ее уберег ее ангел-хранитель. Иначе она не могла себе объяснить, как смогла уцелеть под градом пуль и осколков.

Роковой бой

Пробыв полгода в полку, Римма приехала в отпуск в родной Ставрополь. Мать и отец Риммы надеялись, что после пережитого на фронте их дочь останется дома, а девушка мысленно и не покидала свой полк.

«Вы своей самоотверженностью и ласкою вселяете веру в тяжелораненых…»

— писали ей сослуживцы.

В августе она снова уходит на фронт. Правда, по настоянию родителей, — в 105‑й Оренбургский пехотный полк, где служил врачом ее брат Владимир. Отношения новой сестры милосердия с однополчанами сложились самые теплые, легче было и потому, что старший брат был рядом. Тогда, в конце августа 1915 года, обстановка на полесском участке Западного фронта в целом была благоприятной для русской армии.

Немцы ослабили наступление вглубь Белоруссии и отбивали наши контратаки. Но вскоре настали трудные времена. Немцы перешли в наступление.

9 сентября 1915 года 105‑й Оренбургский полк находился в деревне Мокрая Дуброва Пинского уезда Минской губернии. С самого утра неприятельская артиллерия работала по нашей позиции. В полковой лазарет один за другим поступали раненые. Римма не покладая рук перевязывала солдат. Уйти с линии огня по просьбе брата Владимира отказалась. Не до того ей было — ведь ее 10‑я рота собиралась в контратаку.

По приказу командира роты солдаты поднялись из окопа. Вместе с ними находилась и Римма, чтобы при необходимости оказать помощь раненым. Спустя несколько мгновений раздались пулеметные очереди — несколько хорошо укрытых вражеских станковых «максимов» открыли огонь. Первыми скосило офицеров — они вели в атаку своих бойцов, а потом один за другим на землю начали падать солдаты. Остальные защитники, растерянные и испуганные, стали оглядываться по сторонам. Казалось, еще секунда, и атака будет сорвана. А немцы расстреляют всех почти в упор. В этот момент и показалась хрупкая сестра милосердия.

Ставропольская Жанна д’Арк

«Братцы, за мной!»

— крикнула она и рванулась к вражескому окопу. Увидев санитарку, бойцы двинулись в атаку. Пулеметный огонь продолжался, но воодушевление солдат было настолько велико, что вскоре вражеская позиция была взята.

Однако этой победе не радовался никто — самоотверженная и храбрая сестра милосердия погибла в бою. Она получила смертельное ранение разрывной пулей в бедро. Ее последними словами были:

«Боже, спаси Россию».

Девушке исполнился всего лишь 21 год.

Брат Риммы, полковой врач Владимир Иванов, перевёз тело сестры в родной Ставрополь. Она была с почестями похоронена 24 сентября 1915 года возле Андреевской церкви. На траурную церемонию собрались сотни жителей Ставрополя, в том числе и первые лица губернии — губернатор Бронислав Янушевич, епископ Михаил, представители местного дворянства. В прощальном слове протоиерей Симеон Никольский сказал:

«Франция имела Орлеанскую деву — Жанну д’Арк. Россия имеет Ставропольскую деву — Римму Иванову. И имя её отныне будет вечно жить в царствах мира».

Гроб в землю опускали под звуки оружейного салюта.

Указом императора Николая II героиня была посмертно награждена офицерским орденом Св. Георгия 4-й степени. Как известно, орден этот создавался как сугубо мужской. Но для Риммы Ивановой сделали исключение.

Таким образом, она стала третьей и последней женщиной в истории, награжденной военным орденом Св. Георгия. Первыми двумя были Екатерина II (возложившая на себя высшую степень ордена при его учреждении в 1769 году) и королева Обеих Сицилий Мария-София-Амалия, которая получила орден Св. Георгия 4‑й степени в 1861 году из рук Александра II, восхищенного ее борьбой с «крамольными» гарибальдийцами.

Но очевидно, что эти коронованные особы сами не участвовали в военных действиях непосредственно на поле боя. Так что их награждение, прямо говоря, не соответствовало статуту ордена, который позиционировался как орден за конкретные боевые подвиги, а вовсе не за какие-то абстрактные «геополитические» свершения. Другое дело — подвиг Риммы Ивановой.

По сути, она стала единственной женщиной-кавалером самого престижного мужского военного ордена Российской империи, удостоенная его в полном соответствии с буквой и духом его статута. Кроме того, Римма Иванова стала единственной женщиной-кавалером ордена, удостоенной его посмертно.

«Ты у нас кинопленку жрать будешь!»

Интересно, что на подвиг Риммы Ивановой отреагировали и в стане противника. В германских газетах был опубликован «решительный протест» председателя Кайзеровского Красного Креста генерала Пфюля. Ссылаясь на Конвенцию о нейтралитете медицинского персонала, он решительно заявлял, что

«сёстрам милосердия не подобает на поле боя совершать подвиги».

Этот нелепый протест даже рассматривали в штаб-квартире Международного комитета Красного Креста в Женеве.

Подвиг отважной сестры милосердия тотчас же был поднят на щит отечественной пропагандой. В ноябре 1915 года по заказу военного ведомства был снят фильм «Героический подвиг сестры милосердия Риммы Михайловны Ивановой». Но кинематограф в те годы делал свои первые шаги — и шаги эти были весьма неуклюжими. Сестра милосердия на экране, размахивая саблей, бегала по полю в туфлях на высоком каблуке и при этом пыталась не растрепать модную причёску.

Офицеры полка, в котором служила Иванова, посмотрев фильм, пообещали «отловить постановщика и заставить его съесть пленку». В столицу посыпались письма и телеграммы протеста возмущённых фронтовиков. В итоге, по просьбе фронтовиков и родителей Риммы Ивановой, особым циркуляром министра внутренних дел в феврале 1916 года фильм был снят с проката по всей территории России.

В 1916 году были учреждены стипендии имени Риммы Ивановой в Ольгинской гимназии, где училась медсестра-героиня. Предполагалось установить памятник Римме в городе Ставрополе, но подоспевшая революция перечеркнула эти планы.

В советские времена имя народной героини было почти забыто. Место ее захоронения сровняли с землей. Лишь в последние годы светлое имя Риммы Ивановой стало постепенно возвращаться из тьмы забвения.

Предыдущая запись Битва на острове Сухо
Следующая запись «Тонкая красная линия»

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика